Проведение попутных поисков алмазов

Читайте также:

К исследованиям по проверке вывода о наличии коренных источников алмаза в районе Оленек-Вилюйского водораздела с 1953 г. присоединился и отряд Центральной экспедиции Всесоюзного геологического института (ВСЕГЕИ). Начальник отряда Н. Н. Сарсадских и геолог Л. А. Попугаева с несколькими помощниками летом 1953 г. работали в верхнем течении р. Мархи. Из речных отложений они взяли десятки минералогических проб. Алмаз оказался лишь в одной из них, зато во всех пробах опытный глаз геологов заметил повышенное количество необычного кроваво-красного граната.
Зимой 1953/54 г. проводились лабораторные исследования собранных материалов. Не остался без внимания и кроваво-красный гранат. После скрупулезного изучения удалось установить, что это довольно редкая разновидность граната — пироп. Выяснилось, что еще несколькими месяцами раньше пиропы были обнаружены минералогами НИИГА Я. Л. Стахевич и О. В. Крузе в речных отложениях прилежащего района Сибирской платформы.
Минералоги измерили все основные физические свойства кроваво-красного граната, определили его место в обширном семействе гранатов, узнали название минерала… А вот пойти дальше и дать заключение о том, что эти гранаты аналогичны пиропам, постоянно присутствующим в алмазоносных породах Южной Африки, они побоялись или не сумели. Вывод о полнейшей идентичности сибирских пиропов и пиропов из алмазоносных кимберлитов Южной Африки сделал профессор Ленинградского университета А. А. Кухаренко.
А если все это так, то на участках, где встречены пиропы, надо искать и коренные (материнские) алмазоносные породы! Именно с таким заданием и был направлен летом 1954 г. геологический отряд под руководством Л. А. Попугаевой.
Высадились на р. Далдын, небольшом притоке Мархи, где опробование 1953 г. показало наибольшее количество пиропа. И начались трудовые будни геологов. День за днем продвигался отряд вверх по реке, увязая в болотах, продираясь сквозь густые заросли кустарников и тайгу. С утра до вечера через каждые 500 м из речных наносов отбирались пробы. Глинисто-песчаную массу промывали, удаляя легкие частицы, а среди остававшихся в лотке тяжелых минералов до боли в глазах высматривали огненные искры пиропа.
Пиропы были на Далдыне, присутствовали в пробах из впадавших в него ручьев, прослеживались почти до их истоков. Но истоки ручьев терялись в болотах и след обрывался. Второй ручей, третий… Дошли до небольшой речушки, впадавшей в Далдын с левой стороны. Поднялись по ней. И вдруг на отмели среди светло-серых окатышей и угловатых плиток известняка Л. А. Попугаева увидела небольшой кусочек темно-зеленой пятнистой породы. Подняла камешек, стала внимательно рассматривать его, а повернув другим боком увидела в темной зелени Малиново-красный огонек пиропа. Темно-зеленая порода с пиропом… аналогичная виденным в Ленинграде образцам алмазоносного кимберлита из Южной Африки!
Порода не отличается большой прочностью и не могла быль принесена, издалека. Прошли вверх по течению речки, внимательно осматривая отмели и дно, хорошо видное сквозь тонкий слой кристально чистой воды. Встретили еще несколько темно-зеленых обломков, в некоторых из них рдели пиропы. Однако вскоре темно-зеленая порода перестала встречаться. Значит, источник ее остался ниже по течению речки, на одном из бортов долины. Вернулись и стали искать на склоне горы. Ничего, кроме известняков, не было видно. Поднялись до плоской вершины ее, покрытой болотным кочкарником и редкими чахлыми лиственницами. А что подо мхом? Содрали моховую подушку у края болота -плиты известняков с присыпкой пиропов. Значит, надо искать ближе к центру его. Копнули там — и под слоем мха и торфянистой жижи встретили то, что искали! Так было открыто первое в СССР местонахождение коренной алмазоносной породы, заполняющей трубообразное вулканическое жерло — трубку взрыва. Она получила название «Зарница». Это произошло 21 августа 1954 г.