Из истории открытия алмазов в Африке

Читайте также:

Как в Индии и Бразилии, так и в Африке алмазы были найдены случайно. По воле случая первые алмазы были обнаружены в одном из самых диких и малонаселенных мест Южной Африки — в пределах пустынного плоскогорья Кару. Большую часть года, на протяжении так называемого сухого периода эта местность является настоящей пустыней. На бескрайних просторах пустынной степи встречались лишь редкие фермы голландских буров, а у единичных речек приютились небольшие селения и городки. На обширных пространствах, удаленных от воды, одни только охотники за страусами проходили по унылым равнинам, да изредка с тяжелым возом, запряженным волами, проезжали мелкие торговцы, развозя свой товар по далеким фермам.
Монотонное, унылое течение жизни в этом «забытом богом» уголке земли было нарушено в 1867 г., с которого начался новый отсчет времени — бурный период «алмазной лихорадки».
Это случилось так. На берегу р. Оранжевой, в округе Гон-Тоун, дети одного бедного фермера играли в камешки. Сынишка фермера Якобе, собирая камешки для своей младшей сестры, нашел один камень, который как-то особенно сильно блестел. Мать Якобса обратила на это внимание и рассказала о камне соседу, Ван-Никерку. Ван-Никерк вспомнил, что начальник их округа барон Людвиг говори: о возможности находок драгоценных камней на берегах р. Оранжевой. И тогда он сказал матери Якобса-, что готов купить камень, хотя и не подозревал в нем алмаза. Мать Якобса в полном убеждении, что камень ничего не стоит, просто отдала его соседу. Как раз- в это время на ферму зашел охотник за страусами и по совместительству странствующий мелкий торговец обратил внимание пришедшего на блестящий камешек. И заинтересовался им, он попробовал резать камнем оконное стекло и сразу увидел, что камень не простой, а может быть и настоящий алмаз. Он обещал буру, что в случае успеха отдаст ему половину выручки.
О’Рейли в своих скитаниях встречался с различными людьми и некоторым из них показывал камень с просьбой определить и оценить находку. Мнения расходились; одни считали его алмазом, а другие с жаром отвергали такое предположение. В конце концов О’Рейли через чиновника Лоренца Боуэса отправил камень в Грахамстаун самому известному в колонии ученому В. Г. Атерсону. Атерсон взвесил и по-настоящему оценил находку. В скором времени камень за 500 фунтов стерлингов приобрел губернатор Капской колонии Филипп Вудгоуз. Вудгоуз отправил алмаз в Париж, на выставку. Посетители выставки любовались прозрачностью и огранкой кристалла, но тот факт, что это алмаз африканский, почти никого не заинтересовал, поскольку отдельные крупные камни встречались и в других странах. Единичные находки — это еще не месторождения.
О’Рейли, получив крупную сумму за сравнительно небольшой камень, понял, что на «камешках» с р. Оранжевой можно разбогатеть. Он отдал Ван-Никерку причитавшуюся ему половину суммы, а вскоре принес еще один алмаз на 87/3 карата и продал его губернатору за 2000 фунтов стерлингов.
Фермер Ван-Никерк также решил не оставаться в стороне и привлек к поискам алмазов местных жителей кафров. Кафры знали «блестящие камешки», с которыми они играли в детстве, не подозревая их ценности. Вскоре пастух кафр принес Ван-Никерку громадный алмаз на 83,5 карата, который в дальнейшем получил название «Звезда Южной Африки». Пастух чрезвычайно обрадовался, когда Ван-Никерк предложил за камень 500 баранов, 10 быков и одну лошадь, которые вместе взятые стоили около 250 фунтов стерлингов. Потом фермер свез камень в город и продал его за 11 200 фунтов. Полученный после огранки этого алмаза бриллиант был продан за 25 000 фунтов. Как только разнеслись вести о находках алмазов на берегах Оранжевой, сюда устремились всех сословий и национальностей. Вспыхнула алмазная лихорадка неслыханной силы. Журнал «Дайамонд филдс адвертайзер» писал: «Моряки бежали с кораблей, солдаты покидали армию. Полицейские бросали оружие и выпускали заключенных. Купцы убегали’ со своих процветающих торговых предприятий, а служащие — из своих контор. Фермеры оставляли свои стада на голодную смерть, и все наперегонки бежали к берегам рек Вааль и Оранжевой…». Растратчики, карманники, шулера и прочий сброд оказывались порой в одном обозе с деревенскими священниками, которые бросили на произвол судьбы свои приходы и кающихся грешников.